Как поделился Александр Кривошапко, который родом из Мариуполя, он общался с родными всего 3 минуты за все 40 дней. Он не знал, что с ними и как они переживают обстрелы и оккупацию.

Читайте из этого же интервью Кривошапко рассказал, как Татьяна Денисова обливала грязью Москву, где теперь живет

Моя семья с начала войны сразу в Мариуполе оказалась под обстрелами. И не только моя семья, но и многие мои друзья. Там были моя сестра, ее муж, моя мама и бабушка. Этот ад длился более 40 дней. За эти дни я поговорил с семьей ну, может, минуты три. Это было практически невозможно. Это был эмоциональный терроризм, которого я никогда не забуду.
– говорит артист.

Родным Александру удалось выйти из города вместе с эвакуационной колонной. Они прошли пешком почти 15 километров. Спаслись все, кроме его бабушки, которая, вероятно, погибла.

"Подвал в Мариуполе расположен от подъезда ну, возможно, метра два. И были дни, когда люди, которые прятались по подвалам, не могли по 2-3 дня выйти в подъезд, потому что такая частота обстрела была. Они не имели возможность посетить бабушку, которая жила в двух дворах от нас. Она была с сиделкой. Они могли пойти туда, но не дойти. И когда они уезжали из города, уже стало известно, что... До сих пор болит, это сложная тема", – эмоционально рассказал Кривошапко.

Относительно своей экс-жены и дочери, он их вывез в безопасное место еще 24 февраля, а затем они перебрались за границу. Сейчас Александр находится на Украине, создал благотворительный фонд и вместе с волонтерами помогает людям на деоккупированных территориях. Также он недавно третий раз женился на косметологии Марии, с которой встречался полтора года.


Александр Кривошапко с дочерью Алисой / Фото с инстаграмм-страницы певца

Напомним, что в результате оккупации Мариуполя скончалась мама Андрея Беднякова. Она и сестра ведущего находились в городе и первые несколько недель, но мама была больна, поэтому морально не выдержала оккупации, и там умерла. Впрочем, ее тело удалось вывезти из города, однако похоронить смогли в другом оккупированном месте, не контролируемом сейчас Украиной.