Эктор Хименес-Браво родом из Колумбии. Именно там он был 24 февраля, когда россия начала полномасштабную войну против Украины. Тогда шеф-повар почувствовал, что должен быть здесь. Теперь не боится посещать прифронтовые города. Уверяет, что рядом с нашими защитниками чувствует себя в безопасности.

Вас может заинтересовать У меня просто "срывало крышу", – интервью с Alyosha о приезде к любимому, жизнь в США и ЛГБТ

Почему важно развивать бизнес во время войны? Где Эктор планирует открыть новый ресторан? Как в Колумбии относятся к войне России против Украины: на телевидении показывают правду или российскую пропаганду? Где любимая шеф-повара и когда она вернется в Украину? Знаком ли Эктор с Владимиром Зеленским и как относится к нему сейчас? Об этом читайте дальше в разговоре для проекта "Интервью24".

Во время войны, когда многие заведения закрываются из-за кризиса, вы решились открыть новое. Не было страха из-за этого?

В нашей стране сейчас очень велик кризис. Есть худший в мире сосед, много проблем. Экономическая ситуация очень сложна. Я хочу обратиться ко всем бизнесменам Украины и мира и сказать, что сейчас очень важно инвестировать в Украину.

Украине необходима помощь во всех аспектах. Если инвестировать в нее, открывать здесь свой бизнес, тогда будут рабочие места для украинцев, возможность отдыхать, вкусно есть в заведениях. Это новый шанс для бизнеса.

Понимаю, что сейчас много бизнесменов, которые считают, что не время для этого, потому что неизвестно, что будет завтра. Но я с этим не согласен. Когда 8 лет назад был Евромайдан, в Украине жили многие иностранцы. Среди них были мои знакомые, которые развивали бизнес, зарабатывали, но решили все закрыть. Я был в шоке. В это время я наоборот начал инвестировать в Украину, потому что когда есть кризис – есть шанс. Поэтому сейчас самое правильное – открывать бизнес, а не закрывать его.


Эктор Хименес-Браво / Фото Ульяны Журбы, 24 канал

Это уже ваше не первое заведение, потому как изменилась ситуация в ресторанном бизнесе во время войны?

Раньше был коронавирус, о котором сейчас все забыли. Тогда думали, что это самое плохое время для ресторанов. Но это не так. россияне – это хуже всего в истории не только для ресторанов, но и для всего. Ресторанный бизнес очень сложен. Раньше, в COVID-19, все было хорошо. В Украине открывали много ресторанов с вкусной едой, невероятным дизайном, которые были намного лучше, чем в Европе. К примеру, в Киеве был лучший ресторан, чем в Берлине. Не так давно я был в Париже. Там все сделано для туристов, еда из морозилки. Это плохие рестораны, с невкусной едой, с некрасивым дизайном.

Открытие ресторана Эктора Хименеса-Браво во Львове / Фото Ульяны Журбы, 24 канал

Раньше в Украине была очень хорошая работа. Ее выполнял не только я, но и многие мои коллеги, молодые повара. Затем была пандемия. Теперь россияне – это ужасно. Но рестораны продолжают работать, зарабатывать деньги. Они работают на зарплату сотрудников, аренду, пособие и налоги. Очень нужно, чтобы сейчас в Украину инвестировали. Если никто не будет платить налоги, то ничего не будет. Как все будет работать?

Обратите внимание Продумано до мелочей: Эктор Хименес-Браво открыл новое заведение китайской еды во Львове

Планируете открывать новые рестораны в других городах Украины?

Недавно я был в Харькове и Ахтырке. Впервые находился в Сумской области. Это невероятное место. Через несколько километров были русские военные. Ахтырка – один из городов, в которые 24 февраля зашла русская армия. Когда я увидел этот город, я понял, что хочу показать его всему миру. Люди за границей не знают, где расположена Ахтырка. Спросите человека в Канаде: "Где Ахтырка, Сумская область?" Я хочу показать это. Там сделал много фотографий, опубликовал и друзья из-за границы писали: "Ты где?" Говорю: "Через 40 километров есть россияне, и я здесь". Думаю, что открыть там бизнес очень крутая идея.

Также имею большое желание открыть ресторан в Крыму. Я был там очень давно, когда снимали первый сезон "Мастер Шефа". Это было 11 лет назад. Мы были в Севастополе. Это невероятное место, и это Украина. Была, есть и будет. Может, многие думают, что безумно открывать ресторан в городе, где сейчас очень горячо, идет война. Но почему нет?


​Эктор Хименес-Браво / Фото Ульяны Журбы, 24 канал

ЮНЕСКО признала борщ украинским. Для украинцев это еще одна маленькая победа, а для россиян повод ненавидеть нас еще больше, ведь правда в этом вопросе на нашей стороне. По-вашему, война на кулинарном фронте приближает нас к великой победе?

Я был в россии, в санкт-петербурге. у русских нет своей гастрономической культуры. Их кухня – это микс всего, что было в советском союзе. Я как профессионал знаю много кухонь и могу сказать, что русская кухня – это ничего. россияне говорят, что манты, плов, борщ – это все их. Нет! У каждой страны есть своя гастрономическая культура. У Украины она очень богата, что во время войны очень важно. Ведь наши "соседи" говорят, что Украина – фейковая страна. Простите, что? В нашей культуре есть все аспекты: литература, гастрономия, история и т.д. Первоначально была Киевская Русь, а не москва.

россия – это только микс многих культур. И они говорят, что наша страна – фейк. Посмотрим, кто еще будет фейком.


​Эктор Хименес-Браво / Фото Ульяны Журбы, 24 канал

Эктор, вы родом из Колумбии, когда началось полномасштабное вторжение, как раз были там. Как родные отнеслись к решению вернуться в страну, где идет война и есть постоянная опасность?

Каждый год у меня есть график: съемки, бизнес и т.д. Всегда месяц выделяю для семьи. В конце прошлого года моя мама была в Украине 3 месяца. 20 февраля я вместе с ней и девушкой улетели в Колумбию. 24 февраля началась война. Конечно, в такие моменты каждая мама думает о своем ребенке. Моя мама говорила: "Слава Богу, что ты здесь, очень далеко". Я только плакал и говорил: "То, что я здесь – это самая ужасная ситуация в моей жизни. Мне нужно вернуться. Сейчас". Для всей семьи это была плохая новость. Они не понимали, почему я хочу вернуться в Украину. В Колумбии война продолжалась 50 лет, там все знают, что это такое. Родные хотели, чтобы я был в безопасности. Но я настоял: "Нет, мне нужно вернуться. Я должен быть там, как-то помогать". Брат тогда спросил: "Как ты будешь помогать?" Я ответил: "Не знаю. Возможно, буду готовить, что-то делать, но надо вернуться".


Эктор Хименес-Браво / Фото Ульяны Журбы, 24 канал

Мама очень переживала. Я сказал, что буду в Варшаве. В Польше был волонтером, но потом позвонил по телефону родным и сказал: "Я завтра еду в Украину. Должен быть там". Мама попала в больницу, это был ужас. Но сейчас она понимает, почему я так решил.

Вернувшись в Украину, вы на себе почувствовали, что такое воздушные тревоги, взрывы, не пожалели о своем решении?

Когда за границей на паспортном контроле встречался с украинцами, они много плакали. И я понимал, что принял верное решение. Счастлив, что решил именно так. Конечно, родные постоянно говорят, чтобы был осторожен. Когда я приехал в Харьков, было страшно, но рядом были украинцы, наши военные. С ними чувствовал себя в безопасности.

Однажды я умру. Если это будет во время войны, значит, Бог так захотел. Я чувствую, что для меня лучше быть в Украине, чем отдыхать за границей. Лучше здесь, с моей семьей. Украинцы – это семья.

Как в Колумбии относятся к войне в Украине? По телевидению показывают правду или российскую пропаганду? Или вообще не говорят о войне в нашей стране?

советский союз имел очень хорошие отношения с Латинской Америкой. Поэтому сейчас у нее хорошие отношения с россией. В странах Латинской Америки есть правдивая информация о войне на Украине, но 30% – российская пропаганда. Есть люди, которые понимают, что россияне – террористы, но есть и те, кто верит в пропаганду. Поэтому, когда я публикую посты в инстаграмме, часто пишу их на английском, испанском, французском языках, чтобы все эти люди слышали правду.


Эктор Хименес-Браво / Фото Ульяны Журбы, 24 канал

Война разлучила миллионы украинских семей. Вы с любимой тоже живете на расстоянии. Где она сейчас?

Она украинка. Когда опубликовал совместное фото, было много комментариев, что ей 15 лет. Конечно, это не так. Мы вместе уже очень долго, я не хотел афишировать отношения, потому что есть много людей, которые этого не понимают. Да, она выглядит очень молодой. Я решил выбрать украинку, потому что украинские девушки всегда молодые (смеется) .

Когда началась война, она была вместе со мной в Колумбии. Мы очень много плакали. Это был ужас. Наш дом расположен в Ирпене. Мама моей девушки была там с нашими собаками. Она их эвакуировала.

Когда я решил вернуться в Украину, любимая тоже много плакала. Но она счастлива, потому что видит, как я люблю ее родину. Она видит, что готов на все ради Украины. Многие иностранцы думают, что можно уехать и забыть то, что здесь происходит. Я не могу так. Каждый раз, когда еду в Варшаву, стараюсь немного отдыхать, забывать о войне, но не могу. Каждую минуту, когда я не здесь, чувствую, что нужно возвращаться.

Когда возлюбленная вернется в Украину?

Когда ее мама эвакуировалась из Ирпеня, тяжело заболела. Поэтому сейчас моя девушка в Варшаве вместе с ней в больнице. Но она очень желает домой.

Когда я был в Ирпене, в нашем доме, позвонил по видеосвязи, показал ей все, а она сказала: "Ой, как я скучаю, хочу быть там". Мы постоянно разговариваем, она очень скучает. Думаю, когда мама будет чувствовать себя хорошо, любимая вернется.


Эктор Хименес-Браво / Фото Ульяны Журбы, 24 канал

Многие известные мужчины сейчас защищают Украину с оружием в руках. Вы также были на учениях военному делу, однако отмечали, что не планируете вступить в ВСУ или ТрО. А вообще-то задумывались над тем, что можете быть на фронте? Готовы к такому развитию событий?

Я тренировался и хочу тренироваться еще больше, потому что чувствую, что сейчас нужно быть готовым. 24 февраля никто не был готов. Может, мне нужно будет уйти на фронт. Знаю, что это небезопасно, но я готов делать все, что нужно для победы.


Эктор Хименес-Браво / Фото Ульяны Журбы, 24 канал

Недавно вы рассказали, как помогли 83-летней бабушке, часть дома которой разрушили российские оккупанты. Расскажите поподробнее о вашей встрече, как она происходила.

Это было потрясающе. Когда мы встретились, плакали оба. Мы очень долго разговаривали. Госпожа Вера сказала: "Я была здесь, когда во Вторую мировую приходили немцы, но россияне хуже них. Не понимаю, почему они это делали". У этой бабушки так много энергии, я поражен. Волонтеры сделали для нее новую печку, заложили фундамент летней кухни и гаража. Она говорила: "Я не понимаю, почему люди делают это все для меня".

13 лет вы живете в Украине, все это время работаете на телевидение, бываете на публичных мероприятиях. Знакомы ли лично с Владимиром Зеленским, который до президентства тоже работал в этой сфере? Как изменилось отношение к Зеленскому после начала полномасштабного вторжения России?

Я очень давно занимаюсь спортом. Так случилось, что я встретился с Владимиром именно в спортзале. Тогда мы уже знали друг друга, потому что он тоже работал на телевидении. В "Квартале 95" было много шуток обо мне, про мой акцент. Это было очень смешно и круто. Он "без короны", простой человек. Всегда говорил: "Эктор, сфотографируемся. Как у тебя дела? Как съемки?".

Я думаю, что он самый лучший президент не только Украины, но и мира. Сейчас он очень занят. Когда мы снимали фильм для Netflix, мы хотели взять у Зеленского несколько комментариев. Но у него безумный график, каждый день много встреч.

США предлагали Зеленскому эвакуироваться, но он отказался. Позже я встречался с командой и говорил: "Слава Богу, что президент на месте. Если наш президент уедет – это будет шок".