49-летний Юрко Юрченко, которого все помнят за хитом "Я йду", рассказал, что "насыпают" им часто – гатят и кассетными, и фосфорными бомбами. За почти пять месяцев войны обстрелы он воспринимает как данность, тогда как во время первого едва собой овладел.

По теме Полтора месяца не виделись: Наталка Денисенко показала, как ее муж изменился на фронте

Юрий Юрченко о своем первом обстреле на войне

Кто-то сдал нас, мы вышли на поле и попали под обстрел. Я так быстро никогда не бегал, и сразу понял, зачем каска. Падало все ближе и ближе, я уже попрощался с жизнью, сделал последнее фото,
– признался Юрко Юрченко.

Однако в реальность его вернули слова собрата: "Люди, мы сейчас с вами находимся в лучшем месте. Это большая для нас честь". Тогда певец понял, что борьба с российскими оккупантами и приближение победы – это работа, где нет места страху.

"Когда тебе страшно – ты становишься обузой для ребят, этого не должно быть. Это взвешенная, четкая позиция – понимать, что это работа", – объясняет артист.

Юрко Юрченко в форме / Фото из фейсбука певца

Юрко Юрченко считает, что "убегать от войны – дурное дело", ведь никто не знает, куда прилетит. Так что даже под обстрелами он с собратьями выполняет свою работу так, чтобы все работало как часы. В частности, доставляет боеприпасы.

Война – это не только сидеть в окопах или наступать. Это логистика, это какие-то нужные вещи, даже крем от комаров. В этом процессе задействовано очень много людей,
– признается лидер Yurcash.