Дарья Коломиец – теле-, радиоведущая, DJ-ка, автор приложения MusiCures и подкаста "Дневник войны", представитель креативного и информационного фронта. Каков был ее путь к самореализации, с какими вызовами она столкнулась и откуда брать вдохновение и мотивацию сейчас рассказывает Career Hub.

Подробнее о Career Hub: Каждый на своем фронте – медийный проект об украинцах и для украинцев

Интервью с Дарьей Коломиец в видеоформате

Ты помнишь тот момент, когда решила, что хочешь получить профессию телеведущей?

Я не знала заранее, что буду как-то связана с медиа. С детства я оказывалась на сцене, пела в черкасском коллективе "Калута", мы ездили в мировой тур, в частности, объездили Англию, а когда-то даже выиграли Черноморские игры. Я никогда не была ведущей вокалисткой, пела в третьем голосе. На сцене мне всегда было комфортно и поэтому я поняла, что хочу связать жизнь с артистической деятельностью. Когда я выбирала, куда мне поступать, я не знала, что можно руководствоваться даже тем, что ты любишь или обожаешь – тогда никто таких вопросов не задавал.

Самым моим желанием тогда, в 16 лет, было приехать в Киев и жить именно в Киеве. Я отправилась в четыре или пять вузов, большинство из них были юридические, потому что там не нужно было сдавать математику, а накануне мой одноклассник Паша Драч сказал, что он будет поступать на звукорежиссера. Я говорю: "О, прикольно! А что, а куда, а как?", и он сказал, что есть Институт кино и телевидения. Тут я начала задумываться, но однажды стеснялась сами себе признаться, что стоит попробовать и тоже податься.

И буквально за день до закрытия подачи документов мы приехали с мамой на метро "Дружбы народов", нашли этот Институт, я направилась, но имела главное условие от семьи: я буду учиться в Киеве, если поступаю на бюджет, и только так. Судьба решила лучше: я никуда не вступила и вступила только на диктора и телеведущего. Тогда я поняла: "Вау! Выходит, что я на своем месте. Судьба сама подсветила мне путь".

Перед какими трудностями ты встала уже в Киеве?

Надо было забыть о комфорте, потому что я первый год жила на старой Дарнице, на улице русской: куча людей в комнате, общежитие с плесенью, без штор. Это была действительно жесть, но мне настолько нравилось обучение, что я почти 24/7 находилась в стенах университета. На втором курсе нужно было искать практику по телевидению и я сильно не хотела ехать в Черкассы на региональные каналы, принципиально хотела найти что-то здесь, в Киеве. Ситуация: метро "Дружбы народов", зима, холод, я, таксофон. Стою с карточкой к таксофону и звоню на все нашедшие телеканалы, сидя за компьютером в "Укртелекоме" и которые записала на бумажку. Все они начинались на "044".


Даша Коломиец о собственной карьере / Фото с инстаграмма диджейки

Конечно же, я попадала на работа, просящего нажимать кнопки и постоянно перенаправляла меня куда-то. То есть у 99,9% я ни до кого не дозванивалась. Карта на звонок для таксофона кончалась и я шла покупать новую. И тут, в какой-то момент, я таки дозвонилась телеканалу "М1", говоря к ним дикторским голосом телевизионщика, потому что думала, что только так можно и нужно. Услышал ответ: "Мы не берем практикантов". Затем две попытки еще на два канала – ответ аналогичный.

Я расплакалась и набрала еще раз "М1" и мне повезло, потому что в редакционную комнату зашла другая девочка шеф-редактор и сказала: "Хорошо, но ведь у нас утреннее шоу и нужно приехать в 6 утра, учить не будем, но приезжайте". Я прибыла раньше, чем нужно, и сразу попала на съемки эфирного шоу, благодаря тем моментам я люблю именно живые эфиры. Моя задача была принимать звонки и выводить их дальше. Потом я начала расшифровывать видео других журналистов, когда 10-часовое интервью нужно было расшифровать в текст. А потом еще одна коллега попросила меня съездить и самостоятельно отснять сюжет – вот там-то я и научилась тому, что умею сегодня.

Дальше моя практика закончилась и мне предложили работу. Это был второй курс университета, когда нельзя пропускать занятия, но в 5 утра я должна была встать и уехать на работу. Всему, чему я научилась, я обязана постоянной практике. Если есть возможность объединять обучение и работу по профессии, нужно работать. Ведь работа по профессии поможет получить бесценный опыт. За кадром я начала работать уже в 18 лет, в 19 – появилась на экране. Это и был мой старт. Даже когда я моментами не уверена в себе, даже когда чье-то "да" – это еще немного "нет", следует настраивать себя на то, что Вселенная заботится о тебе и сдаваться нельзя.

Как так случилось, что ты изменила вектор деятельности и ушла в диджество?

У меня не было переломного момента, и я бы не сказала, что я изменила вектор. Единственное, что изменилось – я больше ни на кого не работаю и очень счастлива. Я сама веду все свои проекты, у меня есть ФЛП, я предпринимательница, я плачу налоги. Главное – я начала развиваться в том, что всегда любила. Музыка шла со мной бок о бок всю мою жизнь, я ходила в музыкальную школу по классу фортепиано, а еще – я гиперчувствительна и именно музыка всегда на меня влияла, помогала мне переживать весь спектр человеческих эмоций.


Коломиец хотела работать на себя / Фото с инстаграмма ведущей

Когда я проработала на телевидении уже 10 лет в самых разных проектах, то научилась тому, чему хотела, и мне стало тесно. Ибо, как ни крути, когда я веду какое-нибудь шоу, в нем всегда есть программа и границы, за которые нельзя выйти. Если, например, взять один музыкальный телеканал, на котором я работала до 2014 года, а в 2014 году, собственно, началась война, я тогда вела утреннее шоу сама, и после расстрелов на Майдане, на утро, я приехала и сказала, что хочу начать с того, что произошло, хочу рассказать о своем отношении к ситуации, на что продюсер канала мне ответил: "Да ну, Даша, у нас же развлекательное шоу, давай мы не будем об этом говорить".

Это что-то вроде "мы вне политики", что сейчас звучит смешно, потому что ни одно медиа сегодня не может быть вне политики, даже если оно полностью развлекательное. На этом телеканале еще и продолжали крутить русскую музыку, с чем я никогда не соглашалась и не соглашаюсь. Тут как раз у меня и произошел конфликт с собой, потому что я принципиально решила об этом сказать, даже если это будет максимально "кротки". Затем на телеканале последовал кризис и последовало сокращение. Это уже меня окончательно подтолкнуло к тому, что следует развиваться дальше. Я начала заниматься диджеингом, выступать.

Сегодня, сейчас, в контексте своей деятельности и культурного уровня украинцев, хочу посоветовать нашей молодежи перестать слушать русский рэп, ведь это прямо пропорционально тому, что вы достали деньги из кармана и отдали деньги на уничтожающее наши родные города оружие.

Как найти "свое" среди большого количества "другого", особенно сейчас?

Чтобы понять, что ваше есть классная техника: вспомните, во что в детстве вы любили играть. Я поступила именно так. В детстве, в Черкассах, на Тараскова 3, я вместе со своими друзьями заходили во двор, где я виртуозно вела некую "Песню года". Мне не нравилось играть с другими девушками в магазин, я хотела на сцену. Потом мы с подружкой лет в 12 записывали друг другу кассеты, где мы комментировали песни, по сути – ретро версия современных подкастов, но я этого просто не знала. Когда я уже работала журналисткой и мы ехали с коллегами на записи каких-то сюжетов, я спрашивала: "О, а можно я запишу диск в машину?". Я записывала и смотрела, как они реагируют на эти треки, мне было интересно слушать их отзывы и это самое то же, что я сейчас делаю с приложением "Music cures".

Затем, анализируя все, что в своей жизни пережила, я понимаю, что если расслабиться и подумать о том, что мы любим на самом деле, то именно это и станет профессией, которая доставляет удовольствие, средства, радость и воплощает миссию. Мы счастливы, когда то, что мы делаем, нужно людям, когда мы получаем фидбек за то, что мы делаем и именно таким образом начинаем ощущать свою ценность и, конечно, когда в том, что мы делаем, мы можем быть максимально собой. К сожалению, телевидение давало мне только одну форму выражения.

Профессия – это не о прибыли, а о сердце. То, что делается от сердца – обязательно приносит прибыль. А еще – никогда не сдавайся и не падай перед трудностями – стучи и тебе откроют. Сейчас мне легко возвращаться в прошлое и анализировать, тогда в реальном времени все было не так. Главное, что стоит понять – не надо бояться идти в некомфортное, рисковать и пробовать новое. Но это работало до войны и может не относиться к нынешним реалиям, ведь сейчас, во время войны, люди думают только о том, как выжить. Здесь схемы тяжелее. Я и сама не думала, что в 21 веке, живя в центре Европы, буду получать уведомления о сиренах.

Расскажи о своем проекте "Дневник войны". Как мировое сообщество воспринимает всю правду, которую ты доносишь через этот подкаст?

Мне очень нравится то, что делает мой подкаст "Дневник войны" именно с иностранной аудиторией, потому что они действительно в шоке от этих историй, от них они просыпаются. Разрушаются иллюзии аля "братские народы", что у нас все закончилось, потому что у кого-то в сплошь увидели кофе и весну, а не налеты и бомбы. Главная миссия каждого украинца сегодня – напоминать миру, что мы сейчас здесь переживаем, почему не может быть мира без конкретно нашей победы, что мы щит, который защищает мир.

Этот "Дневник" – холодный душ и напоминание иностранцам в духе "hey, wake up!". Мы не имеем права разрешить им привыкнуть к этой войне. "Дневник войны" их "затрагивает", потому что это личные истории, здесь человек своей интонацией, дыханием, эмоциями цепляет других. Например, меня и иностранных слушателей поразил дневник проживавшей в Чехии девушки Валерии, и когда все началось, она поехала в Мариуполь спасать маму, хотя это было очень опасно. В конце эпизода она говорит: "Мы с мамой обязательно вернемся в Мариуполь и будем там жить". Для иностранцев мы – о несокрушимости, вере, о желании все отстроить и продолжать нести свою культуру.


Даша Коломиец поддерживает Украину за границей / Фото с инстаграмма диджейки

Как ты поддерживаешь себя во время войны психологически?

Необходимо найти свою миссию в этой войне. У каждого оно должно быть свое, и не обязательно с оружием. Кто-то может открывать бизнес и поддерживать нашу экономику, кто-то может волонтерить, если человек это классно делает и умеет собирать вокруг себя людей, команду и т.д., кто-то может готовить борщ для всех соседей, кто-то поддерживать психологически. Я сразу взяла для себя информационный фронт и документирование этой войны. Я сразу перешла в инстаграмме на английский, чтобы транслировать все мира, потому что украинцы и так все знают и видят воочию.

Когда я начала собирать истории для новоиспеченного подкаста, я эмпатически каждую историю переживала и не могла этого вынести. Но потом поняла, что эти люди, их истории и их крутизна меня лечат. Никто из них не говорил, что не знают, что делать дальше, никто из них не говорил, что мотивация потеряна. Когда девочка, одна из героинь, по оккупации, на коляске, вдохновлялась паралимпийцами, тренировалась на резинке и говорила, что хочет быть готова к Олимпиаде и имеет силы в себе сказать "А я им всем еще покажу", то как это может не вдохновлять?