Притула в интервью подруге Маше Ефросининой поделился, что на момент вторжения России 24 февраля его жена с дочками находилась у мамы Тернопольской области, в Киеве остался только старший сын Дмитрий. Сам Притула 24-го приехал утром во Львов Как он рассказывал ранее, но за 10 тысяч гривен таксист согласился отвезти его обратно в Киев.

Читайте также Мне очень жаль, – Сергей Притула о жизни без жены во время войны и ссоры с ней

Когда все нормировалось и Притула интенсивно занялся работой своего благотворительного фонда, семья и быт соответственно отошли на другой план. В своих интервью он редко раскрывает подробности из семейной жизни, потому что предпочитает не говорить об этом публично во время войны.

Мне трудно говорить о своих детях и своих семейных отношениях на фоне ужаса, который есть в украинских семьях. Есть семьи, у которых испортились отношения из-за войны. Есть семьи, где дети никогда не смогут обнять папу или маму. И есть семьи, в которых мама и папа больше не смогут обнять своего ребенка. И делиться своими семейными моментами не могу. Может я слишком драматизирую, но я не могу избавиться от этого чувства, что надо закрыть рот,
– признался он.

"Была история, более присущая глянцу до 24 февраля, когда люди из публичной плоскости, медиапространства рассказывали о своей личной жизни или фотографируют со своими детьми на обложках журналов. Возможно, там было уместнее что-то говорить, чем сейчас", – убежден Притула.


Сергей Притула с женой и детьми до полномасштабного вторжения России / Фото из инстаграмма жены

В частности, он переосмыслил свои отношения с мамой и женой, ведь, как и во всех семьях, там нашлось место ссорам. Это произошло, когда он побывал с родными в Тернопольской области. Но когда вернулся в Киев в пустую квартиру, то понял, что зря тратит время на конфликты.

"Тратить это неоценимое время возможности общаться с самыми родными людьми на какие-то ссоры – это настолько иррационально в те времена, в которые мы живем, что я попросил жену, маму обсуждать те ситуации, на которые у нас разные взгляды. Мне очень досадно, что я дошел до этого только во время войны, на 42-м году жизни, но лучше сейчас, чем когда-либо, когда буду жалеть, что не дошел до этого раньше", – рассказал Сергей.