24 канал пообщался с Александром Педаном в начале августа – именно в тот момент его дочь сдавала Национальный мультпредметный тест. С его результатом она намерена поступить в украинский университет. Педан говорит, что возможность учиться за границей была, но он и его дочь хотят показать всем украинцам, что поддерживать государственное образование – нужно, особенно в столь сложное и определенное время.

Читайте также Комплимент российской пропаганде – интервью с Юлией Сливкой о сопротивлении декоммунизации и языку

Также в вечер перед нашим разговором в рамках проекта "Интервью 24" с Александром, на его ютуб-канале вышел символический выпуск-реквием о Мариуполе. Признается, монтировать его было морально сложно, ведь всего за несколько месяцев до полномасштабного вторжения он с дочерью был в абсолютно мирном и прогрессивном городе. Ведущий долго думал, есть ли смысл выпускать такой эпизод, однако его команду убедили, что все же нужно – чтобы всегда помнить, каким Мариуполь был до прихода россиян.

Что сейчас Александр Педан думает о языковой ситуации в стране, как относится к скандалу с Поляковой и Ефросининой, почему Сергей Притула ему звонил по телефону перед своим днем рождения – обо всем этом узнайте ниже.

Здравствуйте Надеюсь, что вы и ваша семья находятся в безопасности. Расскажите, пожалуйста, в то жуткое утро 24 февраля вы с кем-то созванивались из друзей или коллег? Если да, то кто это был?

Застал 24 февраля так, как и все – до последнего не верил, что что-то будет, у нас единственная Лера (дочь, – 24 канал) имела собранный тревожный чемодончик. Война застала в постели, нас разбудили взрывы и телефонные звонки. Мы созванивались с близкими, кумовьями, которые тоже живут в Киеве. Решали и совещались, ехать куда-нибудь или нет. Подумали, что нам нужно ехать в сторону запада Украины. Кума села со своими детишками за руль автомобиля, а поскольку моя Инна не очень уверенно водит на дальние расстояния, то я понял, что мне нужно было вывезти семью. Сел за руль, и мы выехали в Хмельницкий. Ехали 18 часов, и это несмотря на то, что я немного сэкономил – пришлось разворачиваться и иногда нарушать правила. Например, мне пришлось развернуться на проспекте Победы в Киеве, потому что там мы стояли 7 часов. Там нужно было проехать через клумбу, на которой росли кусты. Но я подумал, что война войной, но я по кустам не поеду, и мне нужно было продвинуться 2 метра, чтобы их объехать. Так вот, эти 2 метра мы ехали 40 минут!

Я развернулся, поездил немного по окрестностям и сэкономил еще 4 часа. Так, за 18 часов мы доехали до Хмельницкого, откуда я родом. Мы еще спорили – ехать к теще или моей маме. Но когда мы заезжали в город, то в микрорайоне, где живет моя теща, неподалеку была военная часть и оттуда выезжала какая-то техника. И после этого мы поняли, что нет, едем жить к моей маме, там безопаснее.

Некоторые представители культуры, например Маричка Падалко, Тарас Тополя, рассказывали, что заранее готовились к нападению, проходя различные курсы и покупая домой спальники и все остальное. Готовились ли вы, и если нет, то почему?

Мы все в это не верили, не хотелось в это верить. Я знал, как быстро собраться, я умею собираться за 5 минут, что и случилось. Но реально не хотелось в это верить. Настолько отрезали эту мысль…

Но мы готовились. Спальники у меня есть, раньше я и воды купил домой, и сублиматическую еду. И перед этим я с друзьями пошел к моему куму, который сейчас служит в ТрО. Он сам – инструктор по стрельбе, проводил курсы первой медицинской помощи и самообороны, поэтому мы с друзьями собирались, это была наша инициатива. Буквально за неделю до войны мы пошли и работали с оружием, учились, как стрелять, прошли первую медицинскую помощь. Хоть ребята хотели только пострелять, но я попросил комплексно к этому подойти, включая медицину: курс медицинской помощи, как реагировать в опасных ситуациях… Нас немного это и спасло, потому что одно из правил, которое посоветовал мой кум Алексей, называлось "половина бака". То есть, если у тебя полбака в автомобиле остается наполненным, ты заливаешь его до полного. Ведь на полбака можно доехать километров 500, и вот как раз у меня где-то ¾ бака было и я доехал до мамы.

Я знал, как себя вести в такой ситуации и довольно быстро пытался понять, что началась война. В то утро я начал бриться, чтобы просто остановить время, а жена не понимала, что я делаю. А я говорил, что не знаю, когда в следующий раз побреюсь. Хотелось остановиться и понять, что происходит. Я хотел собрать все факты в одно. Составил в голове пазл, собрался за 3 минуты. Сказал сыну Марику, что у нас приключение и мы едем к бабушке.


Александр Педан с сыном Мариком / Фото из личного архива ведущего

Уже через несколько дней вы создали фактически собственный информационный центр. Расскажите о нем более подробно и почему именно такое направление работы вы выбрали?

На самом деле, я не был основателем, не я создавал центр, а уже присоединился к ребятам на месте. Я искал, где что делать. С 2014 года Притула занимается сбором средств и помощью для ВСУ, и я для себя это направление не рассматривал, потому что никогда не хотел создавать ему конкуренцию. Когда ко мне приходили люди, всегда давал телефон Притулы, потому что я ему доверяю. Зачем повторяться?

Создать убежище? Мне тяжело. Я очень люблю детей, и мне, как отцу, пропускать через себя эти вещи было сложно. Для меня это такой триггер, где я могу прямо растрогаться и заплакать. Для меня это святое. Поэтому у меня было два варианта: пойти в ВСУ или ТрО. Сначала – в ТрО, там мне сказали, что по всем характеристикам, которые у меня есть, то подхожу им как водитель со своей машиной. Мне сказали, что позвонят по телефону в случае чего. Ушел в военкомат, там тоже сказали, что я не военнообязанный, не офицер, не проходил военную кафедру. Поэтому говорят "извини", у нас тоже хватает. Тоже сказали делать что-нибудь полезное.

И начал как все: сначала мы "делали" бомбоубежища, чтобы было комфортно там находиться, потом "крутили" коктейли Молотова, а потом я случайно наткнулся на друзей, которые уже объединились – это была группа режиссеров, продюсеров, киношников, креативная индустрия. одним словом. Также у меня есть моя команда "Педан бюро". Хотя мы разъехались по всей стране, но созвонились и решили, что сначала будем создавать ролики на основе тех материалов, которые у нас были по "Универу CHEK". В частности, о Харькове, Мариуполе, Сумах, чтобы показать, какие города были когда-то и сейчас, чтобы показать, что такое "русский мир". У нас были свои отснятые кадры и кадры из Интернета, которые мы потом объединяли и размещали в соцсетях. Все это делалось, чтобы достучаться до "раши" и мира.

Параллельно я еще звонил по телефону моим знакомым в россию, с которыми мы где-то сотрудничали, и пытался им все объяснить. Они не поднимали трубку, поэтому мы в основном переписывались или звонили по телефону через какие-то мессенджеры. Я понял, что они перепуганы на все 100, когда сказали, что им дают 14 лет за слово "война", которое определяется как фейк. Они вообще просто удаляли сообщения. Однажды я провел свое расследование. Я просил номера тех людей, кто сможет говорить о войне – у юмористов (фамилий называть не буду). Звоню, а он говорит, что тоже не может ничего говорить, потому что посадят. И я так искал хоть какого-нибудь человека, который будет говорить. Но в какой-то момент, пообщавшись, он обещал мне скинуть еще один контакт. И когда мы заканчивали переписку, я даже не успел сохранить контакт, как он его уже удалил. Я говорю: "Эээй, я не успел записать".

Я понял, насколько они испуганы. У меня заняло где-то 3 дня, чтобы найти 1 человека… И я понял, что этот ложный путь. Несколько дней искать одного человека, который что-нибудь скажет – а что это изменит? Я лучше сделаю что-то более активное, потому и перестал этим заниматься. Я на это "забил". Для себя я убедился, те, кто в адеквате – знают, что война происходит, но ничего не будут делать. А те, кто не в адеквате – убеждать их, зачем?

До момента трусости и жестокости – на самом деле большая пропасть, но после Бучи, Бородянки и всех деоккупированных городов мы увидели, какими могут быть россияне, когда заходят на нашу землю. И тогда не понимаешь, как такое может быть – когда с одной стороны они просто отменяют сообщения и они типа за мир, а с другой – такие же, как они, уничтожают украинцев. Как вообще можно объяснить такую феноменальность соседнего народа?

Я для себя определился так: "хороших русских" сейчас нет. У нас в стране – война. Нас атакуют, как говорит мой сын, "рассеяне". И это нечто среднее между россиянами, которых мы знали, "русскими" и "марсианами", которых мы не можем понять и познать. Это вообще что-то сверхъестественное. Это не люди. Потому что нельзя убивать людей. Это ненормально для человека.


Педан не верит в "хороших русских" и объясняет почему / Фото из личного архива ведущего

После Бучи и так далее я понял, что мне в какой-то момент стало все равно. Что они говорят, выставит ли кто-нибудь из россиян слово "война" в инстаграме. Это вообще ничего не изменит. Не надо искать "хороших русских". И я этот месседж тоже принялся нести и говорить вслух. Потому что, когда мы этого не делаем, то нивелируем вообще все то, что делают наши ВСУ. А тогда что выходит – плохие только солдаты, а все остальные хорошие? Это же российский нарратив, пропаганда, которая транслируется в мире, будто бы виноват путин и военные. А остальные – нет. А это что значит – санкции на россию накладывать не надо. Мол, за что страдают "хорошие русские"?

Все, кто промолчал и не пытался бороться – все они плохие и причастные к войне и смертям. Им должно быть и будет когда-нибудь ужасно стыдно, когда они выйдут из гипноза и все поймут. Психологи говорят, что они будут все "отрицать", найдут зло типа путина, которого они сейчас обожают и носят на руках, а потом скажут, во всем виноват он, а не они.

Узнать "хорошего русского" – очень легко. Просто спросить: "Чей Крым?" Они ведь все империалисты. Меня очень начало раздражать, когда начали писать: "О, там что Дудь написал, ой Собчак". Если вы посмотрите на их риторику, то они такие же империалисты, как и все. Если Дудь выдает видео об украинцах, что в стране война, то в этом видео красной лентой написано, что украинцев якобы принимают "рассеяне" в Европе и тем самым россия вроде классная. Чтобы они не говорили, в конце или между строк будет нарратив, что россия – хорошая страна, защищающая, не все такие плохие, есть "хорошие русские", а санкций накладывать не надо и так далее... Все равно они будут продвигать свои российские нарративы. Это их риторика, и не надо вестись на ту всю хр*нь.

Это очень хороший месседж для всех нас. Надо отказаться от всего русского. Я считаю – настало время: музыки, языка, если есть возможность, ютубы и так далее. Мы из-за этого и пострадали. Они здесь очень глубоко сидели и многие действительно считали себя вместе с "рашей". Вы посмотрите на регионы, которые мы освобождаем – там есть некоторые люди, которые сидят в подвалах школ, под оккупацией россии, их не кормят, относятся как к животным, их родственники гибнут и умирают на глазах, кого-то расстреливают, а потом, когда приходят украинцы и приносят еду, то они: "Это же русские уже пришли?". Они ждут все еще. Вы осознаете, как это глубоко.

Понятно, что на большей части оккупированных территорий или на территориях "на нуле" большинство все же проукраинских людей уехали. Которые понимали, что они украинцы и что в Украине есть безопасность, которые считают себя Украиной. Возможно, даже уехали за границу. И, возможно, многие из оставшихся в оккупации ждут "русского мира". Ну что я могу сказать – билет в россию, там "все хорошо, там мир, согласие, там экономика, выплачивают зарплаты", но прежде посмотрите, что произошло за 8 лет в Донецке и Луганске. Наибольшую ошибку, которую совершил путин – это то, что он и его подчиненные просто занимались пропагандой, а не вкладывались в восточные регионы. Если бы они за эти 8 лет вкладывали в экономику так называемых "лнр" и "днр", создали условия для сомневающихся и думавших о россии, то они бы достигли гораздо большего, к сожалению. Но они этого не сделали. Они совершили классическую советскую ошибку: разворовали все бюджеты, вкладывались в пропаганду, оружие, шпионов и ДРГ.

Многие продвигают тезис, что в нападении россии на Украину виноваты русскоязычные украинцы, якобы создавшие эффект, что мы ждем россию, знаем их язык и мы потому "братские народы". Как вы относитесь к этому? Язык здесь сыграл большое значение или "они бы и так пошли"?

Язык – элемент манипуляции со стороны россии. Он был все время. Угнетали украинский язык и выводили вперед русский. Через язык пытались расколоть Украину – делить ее на восток и запад. На русскоязычных братьев и украиноязычных националистов. Это все их игры. Язык – это наша ДНК, идентификация нации. Мне сейчас нравится переход на украинский язык. Но переход на украинский должен состояться сознательно и по своему желанию. Заставить людей говорить на украинском – нельзя и не надо. Мы должны для этого созреть.

Но я, например, готов работать над тем, чтобы язык не насаждали, а язык становился модным, родным, приятным. И он уже таков, если на самом деле посмотреть. Я думаю, вы неоднократно слышали, что украинский дубляж фильмов – гораздо круче российского. И восточные регионы последние 20-30 лет тоже смотрели украинское телевидение, ходили на украинские кинофильмы и не замечали разницы. То есть они воспринимают язык как родной, но не хотят переключаться и говорить именно на украинском. Понимать – понимают, нравиться – скорее всего, он им нравится, а вот говорить – чего-то не хватало. Все, пора.


Александр Педан с военными и волонтерами / Фото из личного архива ведущего

А публичные люди тоже должны говорить как им хочется, должны ли быть установлены рамки?

Есть закон о языке и государственном вещании. Я за то, чтобы это было в госучреждениях и ресторанах. Сейчас я "фыркаю" людям, если в магазине или ресторане обращаются ко мне по-русски. Есть закон – давайте по нему жить. Это верно. Поэтому мне и кажется, что все публичные люди уже должны понять, что в жизни они могут общаться как хотят. Это их право, мы демократическая страна со свободой слова, у нас свободная страна. Однако, что они несут в массы – мне кажется, уже большинство поняло, что нужно нести на украинском. По крайней мере, не надо этого акцента.

А хейт по поводу скандала с Ефросининой и Поляковой – он был оправдан? Тогда, когда они сказали, что не будут разговаривать на украинском, потому что они не могут полностью выразить свои эмоции. Это как и публичные люди и ютуб, где не действуют такие правила, но в то же время их смотрят сотни тысяч людей.

Если они хотят что-то делать на русском, это их право. Что я могу сказать? Это их выбор. Но акцентировать на этом... Я не знаю, откуда пошел акцент. Если это Полякова и Маша сделали рассылку, в которой сказали, что они принципиальные – это, мне кажется, неправильно, они сами себя подставили.

Если у тебя тяжело и болит – ты можешь поговорить с психологом, но не говорить об этом на всю Украину. Все разговоры от публичных лиц о том, что им трудно переходить на украинский – это игра на стороне российской пропаганды. Представьте ситуацию, когда говорят, что меня заставляют говорить на украинском языке – и завтра Соловьев (российский ведущий-пропагандист, – 24 канал) берет эту всю штуку и у себя показывает на телевидении: "Известного украинского телеведущего или телеведущую угнетают в Украине за его русский язык"! Все, это игра на их поле. Поэтому дважды, трижды, пять раз думайте перед тем, как говорить такие тезисы. Дома у себя – "охайте", делайте что хотите, никто вам в семью не лезет. Даже нет запрета говорить в ютубе на русском, мы не можем им запретить, это их право. Вот посмотрите на Дурнева, Птушкина, они попереходили (на украинский, – 24 канал). Это правильно, это должен человек почувствовать, это должно пройти изнутри. Но если ты не можешь это и продолжаешь там типа русскоязычную историю – я не знаю, зачем это делать.

Я, например, еще летом 2021-го перевел свои ресурсы в интернете на украинский язык, у меня оставался только Тикток и Ютуб. Когда мы перешли и там на украинский, мы потеряли деньги, вышли где-то в ноль. Потому что монетизация в Украине ниже, меньше рекламы, но я и не брал российскую рекламу никогда. Поэтому мы сели с командой и подумали: а может пора перейти на украинский полностью? Да, все вокруг работали на русском, потому что вокруг российская аудитория – типа Казахстан, Беларусь, никто же не говорил "раша", а – страны бывшего СНГ. У них типа более дорогая монетизация.

Но мы решили, что переходим в более социальное пространство. Мы сняли целый сезон "Мафии" на украинском. Да, я не заставлял звезд говорить на русском, но я вел на украинском, и у нас было очень много выпусков о молодых украинских звездах, исполнителях. И я понимал, что это уже никто не будет смотреть в россии, да и пофиг. Это были финансовые потери, но для нас это был классный шаг, внутри команды мы им гордились. Мы поняли, что всех денег не заработать, но мы можем нести другие проукраинские устои.

После этого мы пошли дальше, начали заниматься больше социальными проектами. У нас был диссонанс: как мы можем создавать социальные проекты с каким-то глубоким социальным подтекстом, если у меня ютуб-канал на русском? У меня это не складывалось. И когда мы перешли на украинский – внутри стало все очень органично. Мы гордились этим и мне стало легче.

Вы можете подытожить, что лучше: пожертвовать условно монетизацией, но сохранить позицию и идентифицировать себя как крутой, украиноязычный блогер?

Есть две позиции: потребителя, когда ты делаешь контент в ютубе, чтобы зарабатывать деньги и жить с этого. А есть позиция меня и моей команды: менять Украину к лучшему. И поэтому, если посмотреть на инстаграм, ютуб, у меня очень много социального контента, который не является хайповым. Смотреть российские маты будут гораздо больше зрителей, чем украинский социальный проект: об образовании, о волонтерстве… К сожалению, но это правда. И тем более рекламы не будет, хотя, Слава Богу, рекламодатели наконец-то начали думать о своей репутации.

Это просто нужно себе понять. Может, я мог себе это позволить в то время, потому что у меня была работа на телевидении и я решил, что хочу выделить часть своего времени, себя и ресурсов на социальную деятельность. Может, я просто созрел, а кто-то... Сейчас я увидел, что начали созревать. Я надеюсь, что этот мейнстрим – не только потому, что люди боятся, а потому что люди ментально к этому созрели.


Александр Педан верит в украинцев и их желание меняться / Фото из личного архива

Вы рассказывали, что сейчас – безработный. Как считаете, когда пора возвращать развлекательные проекты на телевидение?

Развлекательные проекты на телевидение нужно возвращать уже сейчас. Народ очень их хочет. В частности, я это увидел в соцсетях, потому что они – гораздо более быстрый идентификатор настроений населения. Люди пишут, чтобы я возвращал свою "Мафию" на ютубе. Она успешно выходила, 4 – 5 сезонов, у меня даже есть отснятый материал, который нужно только смонтировать и выдать. Проект украиноязычный и так далее. Но у меня внутри есть противоречие: актуален или нет?

Мы с командой решили, что сейчас все-таки больше ориентируемся на социальный и полезный контент, но думаю, что скоро можно и нужно издавать развлекательные шоу. Потому что ребята, коллеги-юмористы уже начали возобновлять свою работу и звать на разные шоу. И я вижу, что у народа очень большой запрос. Я вижу это, например, на телевидении, потому что "Новый канал" – не в марафоне новостей, поэтому они просто показывают кино. А ведь это развлекательный контент. Сейчас нет четкой системы измерения рейтингов как раньше, но то, что я вижу – это люди смотрят развлекательный контент.

Им важно не столько отвлекаться, сколько возвращаться в обычную жизнь. Объясню: это очень важно психологически. Да, мы все понимаем, что в стране – война, это забывать не надо, она существует, но жизнь никто не отменял. То есть если мы все сейчас впадем в депрессию, опустим руки, то никто не будет волонтерить, работать, платить налоги. Экономика встанет, а на одного бойца нужно 14 человек, которые будут зарабатывать, чтобы военному на фронте было нормально: хватало еды, снабжения, транспорта и так далее. Нам нужно к этому привыкать, к сожалению, и жить. И так же развлекательный контент – это психологическая возможность почувствовать некую стабильность, спокойствие.

Вот, например, я – безработный волонтер и чем я занимаюсь? Я стараюсь быть полезным государству. Там я поработал на инфофронте, параллельно создаю социальные проекты и хожу на все другие проекты, чтобы зарабатывать деньги на ВСУ. Это могут быть развлекательные шоу, разные блоги юмористов. На прошлой неделе я играл футбол, и ногами мы зарабатывали на ВСУ.

Говорю, мне все равно, как это делать. Да, я сейчас не зарабатываю на себя и семью. Ничего, будет время – заработаем. Сейчас у меня есть 2 выбора: просто сидеть и ничего не делать, потому что это бесплатно, или что-то делать в пользу государства. И это классно. Сейчас главное не сидеть на месте. Моя позиция такова – я еще заработаю. Будет время, я надеюсь, я в это верю.

Если говорить о возобновляемом ресурсе, то стоит затронуть тему сбора средств Притулы на "Байрактары". Он очень сильно встряхнул общество, потому что, по словам волонтеров, есть периоды, когда люди максимально много "донатят", а есть, когда меньше. По вашему мнению, такая всеукраинская акция объединила людей? Сами ли вы давали средства?

Нам нужно объединяться. Мы выиграем, потому что объединяемся, сплачиваемся, помогаем друг другу. И самое большое, что может объединить людей, обычно это общий враг. Он у нас есть – это "раша". И это действительно держит то, что мы боремся, эдакий психологический фактор. И в "раше" делают то же: они объединяются, сделав из нас врага, каких-то "нацистов", "неонацистов".

Но наличие одного врага тоже утомительно. Жить в войне, в борьбе и так далее – это все равно тяжело, мы истощаемся. Поэтому такая акция, как "Байрактары", – это возможность объединиться ради чего-то светлого, общей цели. И ты уже забываешь, что "Байрактар" за собой несет смерть, потому что это оружие. Но "Байрактар" – это символ украинской борьбы. У него очень положительный стиль. Он уже как кум, дружба. Это была очень крутая акция, возможность быть причастным к нашей будущей победе. Смотрите, что произошло: каждый, кто скинул 5 – 10 гривен, на самом деле потом пришел домой, с друзьями сидел и говорил: "Это мы скинулись и собрали на "Байрактар". Это не кто-то там.

Это собственно и отличает нас от "раши", потому что у них в новостях повсюду звучало, что это фейк, никто не скидовался на какие-то "Байрактары", и они в это верили. Потому что в россии трудно поверить, что люди могут организоваться и скинуться на что-то для государства, а не только просить у государства взамен. Это нас отличает от них. Мы трудолюбивый народ, мы уже давно не "русский брат", мы совсем не они. Мы привыкли работать, зарабатывать, жить и стремиться, и жить так, как мы хотим, а не так, как они сидеть и ждать, пока дадут, и выживать. Ну и дальше делать все, что говорит государство: "На войну так на войну". Вот это нас и отличает.

И это было очень верное, патриотическое объединение. Я Притуле очень благодарен. У нас с ним есть неофициальная договоренность, что друг друга не мы трогаем, когда это не нужно. Мы уважаем труд друг друга: он загружен, и я тоже. Но перед оглашением сбора средств вечером он мне позвонил. Говорит: "Завтра будем собирать на "Байрактары". Поддержишь?". "Конечно поддержу", – говорю. Рассказал об этом в соцсетях, и тоже скидывал, потому что тоже хотел быть частицей этой общины, этого общества.


Александр Педан с детьми на волонтерской акции / Фото из личного архива

Это нереально сплачивает. Такие вещи нужно периодически делать. Необязательно в таком количестве и на "Байрактары", но я думаю, что можно искать пути объединения даже без донатов, а делать флешмобы типа "Добробата", когда люди бесплатно просто приезжают и своими руками восстанавливают пострадавшие дома. Это нужно делать. Это показатель того, что в Украине большинство людей – волонтеры. Потому что каждый, кто задонатил на "Байрактар" – это уже волонтер.

После 24 февраля многие наши звезды стали патриотическими, проукраинскими, уехали за границу и там собирают средства на благотворительных концертах. Однако есть многие другие звезды, которые делают вид, что в стране ничего не произошло. Как после победы всем им сесть в "общую лодку" и плыть дальше навстречу светлому украинскому будущему?

Я вам скажу, что отсев будет происходить, и он уже автоматически происходит. Выехавшие туда и молчавшие звезды где-то попрятались и засунули себе что-то в рот, типа швейцарской или испанской конфеты, их когда-то замучит совесть. Сначала они будут очень долго думать и бояться возвращаться в Украину. Хотя я думаю, что очень многие останутся там, за границей.

Это касается не только звезд, но и обычных людей. Есть люди, которые жили в Украине и не отождествляли себя с Украиной. Не хотели работать, ждали того случая, чтобы, может, где-нибудь уехать, давайте будем откровенны. И тут такой случай представился, они уехали. Есть разные категории: те, которые за границей продолжают волонтерить, помогать, зарабатывать-отдавать, выходить на митинги, а есть такие, которые здесь ничего не делали, и уехали, сидят там "на пособии" и ничего не делают. В Украине получается этакая "чистка". Окей, а что они полезного принесли для государства? Если ничего, это их выбор: возвращаться или нет, и так же со звездами.

По-моему, самое важное для любых общественных деятелей, опинион-лидеров, людей, которые говорят в массы, к которым прислушиваются – это позиция, и она должна быть. Сейчас не может не быть "не все столь однозначно". Позиция должна быть проукраинская, логичная, понятная. Потому что людям нужно за кем-то тянуться, им нужно опираться на чье-то мнение. Еще вчера они слушали того музыканта, смотрели его интервью и для себя делали какие-то выводы.

Я не знаю, по какой причине они молчали все это время. Мы ведь тоже не знаем точно. Может, они помогали тихонько, может, донатили, я не собираюсь винить. Мы не знали всю информацию, но дальше история будет такой: если посмотреть на музыкальное и юмористическое пространство, то оно изменилось. Сколько сейчас новых исполнителей! Я случайно вчера увидел М1, и сколько оказывается там уже есть украинских клипов. Да, они дешевые, но они есть, они крутятся и они классные. Поэтому я думаю, что будет смена поколений. В шоу-бизнесе – 100%, а еще на телевидении, в юморе и так далее. Те отойдут и уедут жить в Мадрид или Швейцарию, а молодежь будет работать.

Ваша семья, кстати, остается в Украине, или кто-то, возможно, уезжал в целях безопасности?

Мы долго были в Хмельницком, но нам там было мало места. Тяжелее всего было с Лерой, она очень тяжело это переживала. Поэтому в какой-то момент я остался с Инной и Мариком в Хмельницком работать, а Леру с ее парнем отправил в Польшу. Они уехали вдвоем, хотели пожить отдельно. Я их просто посадил на автобус, и там они пожили несколько недель у поляков. Хотя они говорили, что их там ждут друзья, знакомые, родные, а как оказалось – никому двое совершеннолетних не нужны.

Но я им сказал, что мы не должны забирать чье-то жилье, ведь на вашем месте там бесплатно могут жить люди из Мариуполя, Харькова и так далее, поэтому они сняли себе небольшое жилье в 14 квадратных метров. Я волновался, но на самом деле у меня была такая задача: дать возможность Лере спокойно закончить обучение и подготовиться к Национальному мультипредметному тесту. Потому что жить в 44 квадратных метрах вшестером с собакой – это было физически невозможно. Также я хотел дать себе возможность поработать на инфофронте, потому что постоянно успокаивать и уделять внимание и жене, и Марику, и Лере – я просто разрывался и понял, что не смогу так работать. Поэтому мы решили, что это будет один из самых лучших вариантов. Сейчас Лера сдает тест и мы подали документы на поступление в Украину. Лера будет учиться в Украине.


Александр Педан с дочерью во время съемок во Львове / Фото из личного архива

Она рассказывала, что не знает, куда поступать. Но все равно, наклонности к чему-то у нее есть, может быть? Или вы пока не хотите раскрывать тайну?

Мы подали документы в Украину, в несколько вузов. Скоро вы все узнаете, я держу кулачки. И сейчас, именно в этот момент, Лера сдает НМТ-тест. И я жду от нее сообщения. Она у меня золотая медалистка и действительно хорошо училась, я ею очень горжусь. Она у меня заслужила лучшего. Тест сдает в Польше, но потом возвращается в Украину, как только поступит. С 1 сентября он уже будет учиться в Украине.

Мы даже не подавали документы в зарубежные вузы, хотя есть возможность. Но мы не рассматривали это. Я считаю свою дочь таким же опинион-лидером в своей категории, потому что дети ее любят и уважают. Она пример для подростков, и мы своим примером вместе хотим показать, что учиться надо в Украине. Я очень переживаю за то поколение, которое выезжает и уже уехало за границу, и из которого вернется небольшой процент. Поэтому нужно как-то поддерживать украинские университеты. Мы делаем все, чтобы поддержать образование именно в Украине и готовим еще несколько проектов на осень.

Расскажите о вашем с дочерью образовательном проекте "Универ CHEK". В каких городах вы побывали, что вас больше всего, возможно, поразило? Мы знаем очень печальную историю с Мариуполем… Как вы пережили это – снимали в мирное время, выпускаете в военное...

Мы снимали проект 3 месяца – осенью и зимой, и он должен был выйти в конце марта – как раз, чтобы поддержать вступительную кампанию, дать возможность абитуриентам и родителям больше увидеть и понять, где можно учиться в Украине, где получить качественное образование, какие специальности, какой уровень жизни для студентов в разных городах, какие для них возможности. Потому и сделали такой образовательный тревел по университетам Украины. Мы объездили 10 городов и посетили 12 университетов, потому что в Киеве мы побывали только в трех. Это была история, пропущенная через себя, потому что Лера у меня тоже абитуриент и у нее та самая проблема с выбором, которая была в мои годы.

К сожалению, не успевают наши вузы и немножко образование в целом за современными методами маркетинга. Не успевают себя пиарить, возможно, за неимением средств. Поэтому мы решили взять на себя такую социальную инициативу и раскрыть ее полностью: как можно учиться, при каких условиях, сколько это стоит, где проживают студенты, комьюнити, где можно затусить и где потом получить работу. Меня интересовало то, что обычно интересует родителей: качество образования, цена обучения, даже то, где твой ребенок будет есть и что именно, и насколько комфортно место жительства для будущего студента. Поэтому мы все это объехали, сняли и уже думали, что даже не будем выдаваться.

В конце марта мы не знали, что делать. Но потом посоветовались и с аудиторией, и с нашими грантодателями, что это – своевременно. Потому что учебу никто не отменял, а наоборот нужно сделать все для того, чтобы дети либо начали учиться, либо продолжили, не бросали ее. Это тоже элемент психологической стабильности. Ведь когда у ребенка забрать обучение, с этим исчезают и друзья, и общение, и занятость, потому что дети должны быть заняты.

Единственное, что мы добавили в отснятые выпуски, это то, как город и университет встретили войну, как они боролись, как работали на волонтерском фронте, как пострадали города и университеты, в частности, от российских войск, бомбардировок. У нас есть 3 выпуска, которые на самом деле очень тяжелые: это Сумы, Харьков и Мариуполь . Это города, которые пострадали больше всего среди нашего "пула". И Мариуполь вот только вышел. Мы реально не знали, издавать ли этот выпуск, потому что университет фактически "стерт с лица". Но нам написал наш гид, который помогал нам в создании выпуска, чтобы мы, если можем, выдали Мариуполь таким, каким его мариупольцы помнят: цветущим, красивым, перспективным. Я тоже к Мариуполю нежно относился и гордился тем, как этот город расцветал с событий 14-го года, как восстанавливался. И я был уверен, что через несколько лет город будет миллионником.

Мы решили издать выпуск-реквием о Мариуполе. Это очень тяжело. Впрочем, университет работает, он переехал в Днепр и продолжает вступительную кампанию, которую мы тоже пропагандируем. Как сказал наш гид, для него продолжать учиться в режиме "онлайн" в Приазовском университете – это все равно возможность быть причастным к Мариуполю, в память о своем городе. Ничего, мы все отвоюем, вернем, отстроим. Он будет другим, но это будет наша жемчужина на берегу моря.

Универ CHEK: выпуск-реквием о Мариуполе – смотреть онлайн